Статья 33. Виды соучастников преступления

1. Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.
2. Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом.
3. Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.

4. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.

5. Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.

Комментарий к статье 33 Уголовного Кодекса РФ

В ст. 33 УК РФ регламентируется вопрос о видах соучастников преступления, которые определяются в зависимости от характера их действий, выполняемых при совершении преступления. В зависимости от этого показателя закон классифицирует участников преступления на следующие виды: исполнитель, организатор, подстрекатель, пособник.

Исполнителями признаются лица:

а) непосредственно совершившие преступление (т.е. выполнившие объективную сторону преступления);

б) непосредственно участвовавшие в совершении преступления (т.е. выполнившие объективную сторону преступления или ее часть) совместно с другими лицами (соисполнители). Говоря о непосредственном участии в совершении преступления, следует обратить внимание на то обстоятельство, что таковым является не только личное и непосредственное выполнение действий, образующих объективную сторону состава преступления, но и совершение преступления в составе организованной группы, когда действия всех соучастников независимо от их роли в содеянном подлежат квалификации как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ;

в) совершившие преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или иных обстоятельств (например, в силу отсутствия вины или той формы или вида вины, которые необходимы для квалификации содеянного по соответствующей статье УК РФ) (посредственное причинение). Так, если лицо совершило кражу посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, действия этого лица, организовавшего преступление либо склонившего к совершению преступления указанных лиц, при отсутствии иных квалифицирующих признаков следует квалифицировать по ч. 1 ст. 158 УК РФ как непосредственного исполнителя преступления (ч. 2 ст. 33 УК РФ).

Опосредованное выполнение объективной стороны состава преступления (посредственное причинение) может иметь место и в некоторых иных случаях. Так, Пленум Верховного Суда РФ в п. 20 Постановления от 27 мая 2008 г. N 6 "О судебной практике по делам о контрабанде" разъяснил: "В тех случаях, когда лицо, имеющее право владения и пользования товарами на таможенной территории Российской Федерации, фактически осуществляло их перемещение через таможенную границу Российской Федерации способами, перечисленными в части 1 статьи 188 УК РФ, через подставное лицо (например, через безработного, который формально был указан в учредительных документах как руководитель организации, совершающей юридически значимые действия с товарами, находящимися под таможенным контролем), его действия следует квалифицировать по статье 188 УК РФ как действия исполнителя данного преступления, а действия иного лица в силу части 4 статьи 34 УК РФ - как его пособника, если он сознавал, что участвует в совершении контрабанды, и его умыслом охватывалось совершение этого преступления".

Как действия исполнителя в ряде случаев оцениваются и действия лица, отдавшего распоряжение, направленное на совершение преступления подчиненным. Так, "должностное лицо либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, предложившее подчиненному ему по службе работнику для достижения желаемого действия (бездействия) в интересах своей организации дать взятку должностному лицу, несет ответственность по соответствующей части статьи 291 УК РФ как исполнитель преступления, а работник, выполнивший его поручение, - как соучастник дачи взятки" <1>. Аналогично решается вопрос при передаче предмета подкупа лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что как действия иного соучастника (не исполнителя) предлагается оценивать действия работника, выполнившего поручение, хотя подобное выполнение поручения образует объективную сторону состава соответствующего преступления, что на основании ч. 2 ст. 33 УК РФ должно оцениваться как действия исполнителя.

--------------------------------
<1> См.: п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 "О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 4.

Если лицо непосредственно или опосредованно не выполняет объективную сторону состава преступления, оно не может быть признано исполнителем. Так, "действия лица, непосредственно не участвовавшего в хищении чужого имущества, но содействовавшего совершению этого преступления советами, указаниями либо заранее обещавшего скрыть следы преступления, устранить препятствия, не связанные с оказанием помощи непосредственным исполнителям преступления, сбыть похищенное и т.п., надлежит квалифицировать как соучастие в содеянном в форме пособничества со ссылкой на часть пятую статьи 33 УК РФ" <1>.

--------------------------------
<1> См: п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое" // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2003. N 2.

Согласно ч. 3 ст. 33 УК РФ организатором признается лицо:

а) организовавшее совершение преступления;

б) руководившее его исполнением;

в) создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию);

г) руководившее организованной группой или преступным сообществом (организацией).

Организация совершения преступления выражается как минимум в планировании преступных действий других соучастников, даче им указаний, которые они соглашаются выполнять. Например, простая оплата заказного убийства будет не организацией преступления, а подстрекательством к его совершению.

Руководство совершением преступления или группой (сообществом, организацией) предполагает подчинение соучастников (их части) воле организатора. Под созданием организованной группы или преступного сообщества (организации) понимается совершение любых действий, результатом которых стало их образование (сговор, приискание соучастников и т.п.).

Лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (организацию) либо руководившее ими, подлежит уголовной ответственности за все совершенные этой группой (сообществом, организацией) преступления, которые охватывались его умыслом (ч. 5 ст. 35 УК РФ). При этом, однако, Верховный Суд РФ в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2008 г. N 8 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации)" разъяснил, что действия такого организатора следует квалифицировать "без ссылки на часть 3 статьи 33 УК РФ", т.е. как действия исполнителя. Таким образом, Верховный Суд РФ рассматривает "лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими", не в качестве организатора (как это прямо указано в ч. 3 ст. 33 УК РФ), а в качестве исполнителя преступления.

В ряде случаев при установлении вида соучастника в преступлении правоприменительные органы не всегда правильно определяют функциональную роль, которую выполняют лица при совместном совершении преступления. Так, при квалификации действий соучастника, включающих в себя признаки подстрекателя и организатора, следует иметь в виду следующее. Основное отличие организатора от подстрекателя заключается в том, что последний не планирует совершение преступления и не руководит его подготовкой или совершением. В тех же случаях, когда лицо не только склонило другое лицо к совершению преступления, но впоследствии выполнило и организационные действия, действия соучастника следует квалифицировать только как организационные, поскольку по своей сути они являются более опасными, чем подстрекательские. Организация преступления включает в себя действия, направленные на склонение другого лица к совершению преступления.

Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом. Таким образом, подстрекательство представляет собой активное действие, направленное на возбуждение у лица желания совершить преступление. Одобрение какого-либо действия не может квалифицироваться как подстрекательство. Совершение подстрекательства путем бездействия невозможно.

В законе приведен лишь примерный перечень способов подстрекательства. Все их перечислить невозможно, поскольку они многообразны и применяются в зависимости от конкретной ситуации, свойств и особенностей конкретного лица, склоняемого к совершению преступления. Наиболее часто способом подстрекательства являются уговоры, обман, угрозы. Но подстрекательство может быть осуществлено и, например, путем отдачи распоряжения, приказа, которые являются обязательными для исполнения определенным лицом, например военнослужащим.

Подстрекательство может быть осуществлено лишь в отношении конкретного преступления. Общие призывы к совершению преступлений нельзя рассматривать как подстрекательство.

Подстрекатель во всех случаях действует с прямым умыслом. Его сознанием охватывается характер своих действий, действий, которые должно совершить лицо, склоняемое к совершению преступления, и причинная связь между собственными действиями и возникновением у другого лица желания совершить преступление. Неосторожное подстрекательство в принципе возможно, но оно не образует состава преступления. Так, если субъект хвастается тем, что достиг материального благополучия путем совершения преступлений, но при этом не имеет намерения возбудить желание совершить конкретное преступление, то его действия, безусловно, могут способствовать формированию желания совершить преступление, но такие действия не являются уголовно наказуемыми.

В ряде случаев законодатель придает подстрекательству и самостоятельное значение, устанавливая самостоятельную уголовную ответственность за конкретные виды подстрекательства. К примеру, ст. 150 УК РФ устанавливает ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, ст. 205.1 УК РФ - за содействие террористической деятельности, которое может выразиться в том числе и в склонении к совершению преступления.

Пособниками признаются лица:

а) содействовавшие совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, заранее обещавшие скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно приобрести или сбыть такие предметы (интеллектуальное пособничество);

б) содействовавшие совершению преступления предоставлением средств или орудий совершения преступления (физическое пособничество);

в) содействовавшие совершению преступления устранением препятствий (может быть как интеллектуальным, так и физическим).

Принято различать два вида пособничества - физическое и интеллектуальное. К первому виду относятся действия пособника, направленные на облегчение выполнения исполнителем объективной стороны состава преступления физическими действиями, предоставлением орудий и средств его совершения. Интеллектуальное пособничество заключается в действиях, направленных на психическую сторону деяния: укрепление решимости совершить преступление, найти пути совершения наиболее эффективных действий. Формами интеллектуального пособничества выступают дача советов, указаний по совершению преступления, информационное обеспечение действий исполнителя, заранее обещанное укрывательство или попустительство (как устранение препятствий).

Пособничество возможно как с прямым, так и с косвенным умыслом. Сознанием пособника охватываются как собственные действия и их результаты, так и деяние исполнителя, необходимо осознание последствий совершения преступления (хотя бы в обобщенном виде) и желание или сознательное допущение возможности их наступления. Мотивы и цели пособника и исполнителя могут не совпадать.

Следует учитывать, что заранее обещанное укрывательство, приобретение или сбыт предметов, добытых преступным путем, является не физическим, а интеллектуальным пособничеством. Пособничество образует само обещание совершить указанные в законе действия. Реального исполнения этого обещания и даже намерения его исполнить не требуется для квалификации содеянного в качестве пособничества.

Закон предусматривает исчерпывающий перечень деяний, образующих пособничество. Иное содействие совершению преступления закон в качестве пособничества не рассматривает. Например, заранее обещанное недонесение (если лицо не обязано было донести или иным образом воспрепятствовать совершению преступления) или содействие преступнику путем снабжения его продуктами питания, необходимыми для поддержания сил во время совершения преступления, пособничеством не является.

Исчерпывающий перечень форм пособничества, закрепленный в ч. 5 ст. 33 УК, влечет проблемы в судебной и следственной практике, которые решаются путем расширительного толкования закона.

Так, систематическое приобретение предметов, добытых заведомо преступным путем, в практике приравнивается к заранее данному обещанию их приобрести и квалифицируется как пособничество в преступлении (см., например, п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г. N 14 "О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения").

В ряде случаев в качестве пособничества рассматривается фактическое выполнение объективной стороны преступления посредником, что согласно букве закона следовало бы рассматривать в качестве действий исполнителя. В частности, в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 указано: "Судам следует иметь в виду, что уголовная ответственность посредника во взяточничестве в зависимости от конкретных обстоятельств по делу и его роли в даче или получении взятки наступает лишь в случаях, предусмотренных статьей 33 УК РФ". Но при этом действия посредника нередко состоят в том, что он выполняет объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 291 УК РФ, - передает должностному лицу предмет взятки. Такие действия не охватываются ч. 5 ст. 33 УК РФ в буквальном ее толковании, но в практике квалифицируются как действия пособника.

Возникают проблемы и при квалификации преступлений со специальным субъектом, объективная сторона которых выполнена лицами, признаками специального субъекта не обладающими. К примеру, нет единообразия при квалификации содеянного в случае совершения насильственных действий в отношении начальника (преступление против военной службы, предусмотренное ст. 334 УК РФ), когда насилие применяется совместно военнослужащим и иным лицом, военнослужащим не являющимся. С одной стороны, лицо, не являющееся военнослужащим, не обладает признаками специального субъекта этого преступления. Поэтому предлагается квалифицировать его деяние как пособничество. Но очевидно, что деяние лица, непосредственно применявшего насилие, т.е. фактически выполнившего объективную сторону состава преступления, посягающего на личность военнослужащего, ни под одну из форм пособничества из числа перечисленных в ч. 5 ст. 33 УК РФ не подпадает. Поэтому квалификация содеянного им по ч. 5 ст. 33 УК РФ приемлема быть не может. Представляется, что в подобных ситуациях каждое лицо согласно ч. 2 ст. 33 УК РФ должно нести ответственность как исполнитель за то преступление, субъектом которого оно является. Данный вывод не противоречит и положениям ч. 4 ст. 34 УК РФ, которая определяет основания для привлечения к уголовной ответственности иных, кроме исполнителей, соучастников, не являющихся субъектами совершенного преступления. Думается, что такой подход является более верным, хотя он и страдает определенными недостатками.

Другой комментарий к статье 33 УК РФ

1. В комментируемой статье выделяются четыре вида соучастников преступления:

1) исполнитель;

2) организатор;

3) подстрекатель;

4) пособник.

Вид соучастника указывает на выполняемую функцию (роль) в рамках общего участия в преступлении.

Выделение вида соучастника вызвано необходимостью дифференциации и индивидуализации ответственности соучастников и различием в квалификации их действий.

2. Наиболее опасным в соучастии является исполнитель. Именно он завершает общие усилия соучастников и выполняет преступление в том виде, в котором оно представлено в законе.

Законодатель указывает три формы исполнительства:

1) непосредственное совершение преступления;

2) непосредственное участие в совершении преступления совместно с другими лицами;

3) совершение преступления посредством использования других лиц, не подлежащих ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных уголовным законом.

Непосредственное совершение преступления означает выполнение объективной стороны преступления в том виде, в котором она отражается в статье Особенной части УК. Исполнить преступление лицо может как самостоятельно, так и совместно с другими лицами, когда каждое из них выполняет частично объективную сторону преступления <1>.

--------------------------------
<1> БВС РФ. 2002. N 10, 11.

Специфической формой исполнительства является так называемое посредственное исполнение, когда лицо использует в преступных целях других лиц, неспособных в силу разных причин понимать характер совершаемых ими действий. Использование этих лиц в качестве своеобразного орудия преступления и дает основание рассматривать его в качестве исполнения преступления. Такими лицами могут выступать лица, не достигшие возраста ответственности, невменяемые и иные. К числу последних можно отнести лиц, действующих в условиях извинительной ошибки, например введенных в заблуждение, совершивших деяние под воздействием физического принуждения и др.

3. Законодатель выделил следующие формы организационных действий:

1) организация преступления;

2) руководство исполнением преступления, созданием организованной группы или преступного сообщества (преступной организации);

3) руководство организованной группой или преступным сообществом (преступной организацией).

Организация преступления может представлять собой разнообразные действия, направленные на обеспечение совершения преступления: подбор лиц для участия в преступлении, склонение их к преступной деятельности, распределение ролей, выбор объекта преступного воздействия, материальное обеспечение (финансирование, жилье, транспорт) и т.д. <1>.

--------------------------------
<1> БВС РФ. 1998. N 11.

Руководство исполнением преступления предполагает координацию действий преступников непосредственно на месте совершения преступления, обеспечение единой линии их поведения, дачу команд и т.п.

Создание организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) предполагает формирование ее кадрового состава, материальное обеспечение, придание группе и сообществу свойств, характерных для этих организованных формирований.

4. Под руководством преступным сообществом (преступной организацией) или входящими в него структурными подразделениями следует понимать осуществление организационных и управленческих функций в отношении преступного сообщества и его структурных подразделений как при совершении конкретных преступлений, так и при обеспечении его функционирования.

Такое руководство может выражаться, в частности, в формировании целей, разработке общих планов деятельности преступного сообщества (преступной организации), в подготовке к совершению конкретных тяжких и (или) особо тяжких преступлений, а также в иных организационно-распорядительных действиях, направленных на достижение целей, поставленных перед преступным сообществом и входящими в его структуру подразделениями при их создании (например, распределение ролей между членами сообщества; организация материально-технического обеспечения; принятие мер безопасности, конспирации; распределение средств, полученных от преступной деятельности).

К функциям руководителя преступного сообщества (преступной организации) следует также относить принятие решений и дачу соответствующих указаний участникам преступного сообщества (преступной организации) по вопросам, связанным с распределением доходов, полученных от преступной деятельности, с легализацией (отмыванием) денежных средств, добытых преступным путем, с вербовкой новых участников, с внедрением членов преступного сообщества (преступной организации) в государственные, в том числе правоохранительные, органы (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. N 12 "О судебной практике рассмотрения уголовных дел об организации преступного сообщества (преступной организации) или участии в нем (ней)" <1>).

--------------------------------
<1> РГ. 2010. 17 июня.

Руководство преступным сообществом (преступной организацией) может осуществляться как единолично руководителем преступного сообщества (преступной организации), так и двумя лицами и более, объединившимися для совместного руководства.

5. Сущность подстрекательства заключается в формировании решимости у других лиц участвовать в совершении преступления. Подстрекатель воздействует на сознание других лиц, склоняя их к участию в преступлении путем уговора, подкупа, угроз или иным способом <1>. Уговоры заключаются в убеждении лица участвовать в совершении преступления с помощью различных доводов. При подкупе подстрекатель склоняет другое лицо участвовать в преступлении за денежное вознаграждение. Угрозы заключаются в психическом давлении на другое лицо. Иной способ склонения к участию в преступлении может заключаться, например, в обещании передать значительную долю похищенного имущества.

--------------------------------
<1> БВС РФ. 2002. N 7.

6. Подстрекатель отличается от организатора, который также может вовлекать в преступление других лиц, тем, что подстрекательство исчерпывается склонением других лиц, тогда как организационная деятельность носит гораздо более масштабный характер.

7. Пособничество состоит в оказании помощи другим лицам. Пособник действует "на подмоге", "на подхвате". В законе дан исчерпывающий перечень пособнических действий.